<>БАЗА ЗНАНИЙ<>INFORMATION PORTAL <>

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » <>БАЗА ЗНАНИЙ<>INFORMATION PORTAL <> » Азербайджанская музыка » Гаджибеков, Узеир Абдул-Гусейн оглы


Гаджибеков, Узеир Абдул-Гусейн оглы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Гаджибеков, Узеир Абдул-Гусейн оглы]

(18 сентября 1885, Агджабеди — 23 ноября 1948, Баку) — азербайджанский композитор, дирижёр, публицист, драматург и педагог, Народный артист Азербайджана, Народный артист СССР, дважды лауреат Сталинской премии.

Узеир Гаджибеков родился в селении Агджабеди Шушинского уезда и вырос в городе Шуша. Любовь к музыке он развил в раннем детстве, будучи окруженным атмосферой любви к этому некогда популярному в Шуше виду искусства. Окончив медресе и двухлетнюю Русско-татарскую школу, Гаджибеков с 1899 по 1904 годы обучался в учительской семинарии в городе Гори. В течение последующих четырех лет, Гаджибеков занимался преподавательской деятельностью в школах Гадрута и Баку.

В юном возрасте Гаджибеков брал уроки мугамного пения и обучался игре на азербайджанских народных инструментах у лучших деятелей искусства того времени. В театральной постановке 1897 года «Меджнун на могиле Лейли» (эпизод из любовного дастана «Лейли и Меджнун») Абдуррагима Ахвердиева и Джаббара Каръягдыоглы, 13-летний Узеир пел в сопроводительном хоре. В Гори семинарист Гаджибеков также освоил игру на скрипке, виолончели и духовых инструментах.

Уникальность творчества Узеира Гаджибекова заключается в оригинальном смешении западных и восточных музыкальных стилей и приспособлении элементов азербайджанской народной музыки к классическим европейским традициям. Именно с использованием этого метода Гаджибековым в 1908 году была написана первая азербайджанская опера «Лейли и Меджнун», по мотивам одноименной поэмы средневекового поэта Физули. Напротив, его вторая опера «Шейх Санан», написанная в 1909, была образцом строго европейского стиля. Следующие четыре оперы, написанные между 1910 и 1915 годами, имели в основе традиционный азербайджанский мугам. Венцом творчества Гаджибекова по праву считается опера «Кёроглы» (1936), за которую композитор был удостоен Сталинской премии в 1941 году.

Всего Гаджибековым было написано 7 опер, а также 3 оперетты: «Муж и жена» (1909), «Не та, так эта» (1910) и «Аршин мал алан» (1913). Гаджибеков являлся автором либретто ко всем своим произведениям, за исключением оперы «Кёроглы». У композитора имелась также незавершенная опера «Фируза».

Узеир Гаджибеков являлся инициатором многих культурных процессов и достижений в истории Азербайджана. В 1920 году он выступил перед руководством республики с докладом о необходимости создания высшего музыкального училища, вследствие чего была основана Азербайджанская Государственная консерватория (ныне Бакинская музыкальная академия им. Гаджибекова). В 1927 году, он, совместно с композитором Муслимом Магомаевым (тезкой и дедом певца Муслима Магомаева), издал сборник азербайджанских народных песен, впервые в истории приспособив к ним нотную систему. В 1931 году под руководством Гаджибекова был создан оркестр азербайджанских народных инструментов. В 1936 году Гаджибеков помог в создании Азербайджанского Государственного хора при бакинской Филармонии. В 1945 году вышла в свет его другая книга — «Основы азербайджанской народной музыки».

В 1938 году Узеир Гаджибеков был награжден орденом Ленина и удостоен звания Народного артиста СССР. В 1946 годах он был удостоен Сталинской премии во второй раз как автор музыки к кинофильму «Аршин мал алан». В 1928–1929 и 1939–1948 он занимал должность ректора Азербайджанской Государственной консерватории. В последние 10 лет своей жизни он руководил Союзом композиторов Азербайджана. Помимо того, Гаджибеков являлся постоянным членом Академии наук Азербайджана с момента ее основания (1945) и депутатом Верховного Совета СССР двух созывов (1937, 1941).

0

2

Мир Узеира...

И, конечно, этот мир создал сам Узеир Гаджибеков своей богатой автобиографией, прошедшей через различные периоды жизни, блестящей личностью, многообразным творчеством и, несомненно, в первую очередь, бессмертными творениями. Это - события, история, факты - беспредельный и разнообразный мир. История нашей музыки и театра в XX веке, сложный и противоречивый путь развития в первой половине века политической и общественной жизни непосредственно связаны с именем Узеира Гаджибекова.
Говорить об Узеир беке - значит вспоминать о его старших по возрасту современниках - Хуршуд Бану Натаван, Мир Мовсуне Наввабе, Джаббаре Гарягды оглу, Гасане бека Зардаби. Говоря об общественной и политической деятельности Узеир бека, нельзя не вспомнить выдающихся личностей, живших и творивших вместе с ним в разные периоды, - это Джалил Мамедкулизаде и Сабир, Али бек Гусейнзаде и Ахмед бек Агаоглы, Нариман Нариманов и Мамед Эмин Расулзаде, А.Ахвердиев и Юсиф Везир Чеменземинли, Гусейн Джавид и Ахмед Джавад, М.С.Ордубади и Азим Азимзаде, Г.Араблинский и Джафар Джабарлы, Самед Вургун и Исмаил Идаятзаде...

Драматические произведения Узеира Гаджибекова - это целая школа, сформировавшая десятки мастеров театрального искусства. Меджнун Гусейнкули Сарабского и Кероглы Бюльбюля, Аскер Рашида Бейбутова и Мешеди Ибада Мирзааги Алиева, Лейли Рубабы Мурадовой и Гюльчохра Фидан Касымовой, Асли Зейнаб Ханларовой и Гасан хан Агабабы Буниятзаде, Гочу Аскера Мохсуна Санани, Рустам бек Агасадыга Герайбейли... Ахмед Агдамский, Гусейнага Гаджибабабеков, Агигат Рзаева, Мустафа Марданов, Исмаил Османлы, Исмаил Эфендиев, Лютфали Абдуллаев, Минаввар Калантарли, Фирангиз Ахмедова, Лютфияр Иманов, Хураман Касымова и какие еще артисты, певцы, дирижеры, режиссеры - звезды нашего искусства - засверкали в произведениях Узеир бека... Друг, единомышленник, свояк Узеира Муслим Магомаев... Достойные продолжатели традиций композитора - Кара Караев и Фикрет Амиров, Ниязи и Асаф Зейналлы, Афрасияб Бадалбейли и Сайд Рустамов, Султан Гаджибеков и Джангир Джангиров, Джовдат Гаджиев и Тофик Кулиев... Старший брат Узеир бека Зульфугар Гаджибеков, ближайший помощник Узеир бека в начале творческого пути, младший брат Джейхун бек, оставшийся вдали от родины, на чужбине, по которому до конца своей жизни тосковал Узеир бек. Преданная супруга Узеир бека - Мелейка ханум...

Исследователи наследия Узеира Гаджибекова... Творческие взаимоотношения, контакты и связи Узеир бека с деятелями искусства, науки, политологами, музыковедами, искусствоведами Турции, Ирана, России, Кавказа, Туркестана - Рашад Нури Гюнтекин и Сайд Нафиси, Глазунов и Сталин, Глиэр и Шостакович... Все это -мир Узеира. Но нет сомнения, что центр этого мира, его основоположник, освещающее этот мир солнце - сам Узеир бек.

Родившийся 18 сентября (по старому стилю - 5 сентября) 1885 года в Агджабеди Узеир провел детство в жемчужине нашего древнего Карабаха - Шуше. И истоки творчества, и мироощущения композитора берут начало от вершин, покрытых снегом бездонных ущелий, утреннего дуновения ветерка, сладких, словно мед, родников - всего, чем знаменита Шуша, наша красавица Шуша, раненая Шуша. Шуша всегда сохраняла свою высокую нравственную ценность, всегда оставалась прибежищем музыкальных и поэтических меджлисов, несмотря на неоднократные исторические невзгоды, обрушившиеся на город.

Прославившаяся певцами, известными мастерами-исполнителями Шуша была названа "Консерваторией Кавказа". "Консерватория Кавказа" была первой музыкальной школой маленького Узеира. Природа ничем не обошла Узеир бека - бесподобный талант, уникальные музыкальные способности, чувство ритма, умение создавать многочисленные мелодии, острая проницательность, чувство юмора, сильная воля, целеустремленность с юношеских лет. Все эти Аллахом данные качества совместно с неустанным ежедневным трудолюбием, совершенствованием, любовью к жизни и творческими поисками воплотились в Узеире Гаджибекове и сформировали его своеобразный духовный мир.

Иногда удивляются: как мог 22-летний Узеир Гаджибеков, не имевший законченного музыкального образования, создать такую оперу, мугамную оперу, как "Лейли и Меджнун". Если мы говорим о мугамной опере, то почему мы должны удивляться? Консерватория мугамов - Шуша. Каждый меджлис у студеного родника, на лоне красивейшей природы - это классы консерватории. Каждый певец, играющий на таре и кяманче, если не профессор этой консерватории, то преподаватель ее. Но были и профессора: прославившиеся на всем Кавказе и Востоке мастера мугамов -певцы, сазандары. Каждое исполнение - это урок мугамов. Именно в этой консерватории мугамов Узеир Гаджибеков до четырнадцати лет получал образование. Это немалый срок для способного, эрудированного ученика.

Поступая в 1899 году в Горийскую учительскую семинарию, он привез с собой не только родные напевы, ритмы, нет, он привез в Гори сердце, переполненное большой надеждой. Юный Узеир жил большой мечтой - служить своему народу, просвещать его, заниматься конкретными делами во имя его культурного развития: составить словари, перевести на родной тюркский язык художественные произведения. С юношеских лет, глубоко осознав необходимость претворения в жизнь намеченных целей, Узеир с рвением осуществлял то, что выдвигала перед ним жизнь, и в первую очередь - создание национальной оперы. Навсегда запомнилась ему увиденная в Шуше небольшая музыкальная сценка. Было это в 1897-1898 годах, когда ему было 13 лет. "Меджнун на могиле Лейли", поставленная по инициативе известного драматурга Абдуррагим бека, в исполнении известного певца Джаббара Гарягды оглу. Эта сценка настолько взволновала маленького Узеира, что он задумал создать "нечто наподобие оперы".
Странно, что это детское желание, трогательная мечта всего через десять лет осуществилась, претворилась в жизнь, стала не только фактом биографии Узеира, но и значительным явлением в истории нашей культуры. В мировой музыке появился новый сценический жанр - мугамная опера. Узеир бек Гаджибеков создал не "нечто наподобие оперы", он создал новый жанр - мугамную оперу.

12 января 1908 года в здании театра Гаджи Зейналабдина Тагиева состоялась премьера первой азербайджанской оперы - "Лейли и Меджнун". Созданная по мотивам поэмы гениального Мухаммеда Физули первая азербайджанская опера стала и первой оперой на всем Востоке. Этот день стал днем зарождения оперы на древнем Востоке, и в летописи истории оперы на Востоке первым почетным именем стало имя 22-летнего композитора Узеира Гаджибекова.

Получивший музыкальное образование в Петербурге и Москве, сформировавшийся как профессиональный музыкант Узеир Гаджибеков и его современники, соратники, последователи определили тот путь, который по праву считается магистральным путем нашей музыки. Несомненно, гениальным программным произведением этого периода является опера "Кероглы", создание которой совпало по времени с периодом, когда в Азербайджане только начали утверждаться формы классической музыки. Узеир бек создал "Кероглы" не только за роялем, перед чистыми нотными листами, после долгих творческих исканий. Это был ответ музыкой, творением на наскоки и домыслы беспринципных нигилистов, на приводимые ими доводы в общественно-эстетических диспутах...

Дружеский шарж "Подражание Репину: На оперном тракте". Художник М. Алексия. На первом плане - У. Гаджибеков. Надпись: "В дар дому-музею У. Гаджибекова от автора" Алексич
Что стояло в центре споров о музыке, дискуссий вокруг опер в двадцатых годах? Нельзя довольствоваться таром, кяманчой, мугамами, наша музыка должна освоить достижения мирового музыкального искусства - освоить нотную систему, создать и развить оперу и балет европейского типа, хор, симфонию, жанры камерной и вокальной музыки. Это все -непреложная истина, которую все признают, никто не отрицает, но одобряя этот путь развития, обязательно ли мы должны жертвовать мугамами, заставить замолчать тар, жизненная ли это необходимость? "Звени тар, звени тар, кто тебя забудет?", "Не звени, тар, тебя не примет пролетариат!" Кого слушать? Сейчас нетрудно удивляться отсутствию логики спорящих. Если создание выдающихся произведений разных жанров искусства - подвиг, то создание новых жанров - подвиг вдвойне. В разных жанрах Узеир Гаджибеков добился не только непостижимых высот, но и создал совершенно новые жанры.

Самое трудное было - прогнозировать будущее, заглядывать вперед, предвидеть грядущее. Время показало, что в нынешних международных музыкальных диспутах, спорах и "Кероглы", и "Лейли и Меджнун" занимают свое достойное место. Для нынешнего слушателя и "Лейли и Меджнун", и другие мугамные оперы совместно с европейскими традиционными оперными формами составляют оригинальный, неповторимый образец искусства. Мугамные оперы выделяются среди привычных опер не признаками "простоты- сложности", "превосходства - наивности", а своим жанровым своеобразием, художественными средствами, формами исполнения, стилем. Мугамные оперы в азербайджанском искусстве - это воплощение азербайджанского миросозерцания, не имеющего аналога, неповторимого оригинального жанра.
Мугамная опера из этого ряда, как и созданные на национальных музыкальных традициях оригинальные музыкальные комедии "Аршин мал алан", "Муж и жена", "Не та, так эта", фантазии для оркестра народных инструментов...

Созданные как романсы в общепринятом значении этого слова "Возлюбленная" и "Без тебя" отличаются рядом специфических особенностей, являются образцом совершенно нового жанра - жанра музыкальных газель. Если литературная газель является самым распространенным жанром в нашей многовековой литературной традиции, то первый образец музыкальной газели дал миру Узеир бек... создание великим композитором новой национальной формы на основе любимых в народе на протяжении веков музыкальных традиций означало появление нового национального жанра. В начале нынешнего века Узеир бек создал музыкальную комедию "Аршин мал алан". Музыка этого произведения переполнена светом, солнечным сиянием, юношеским задором. "Аршин мал алан" был создан 28-летним, верящим в жизнь и в будущее молодым композитором. В этой музыке чувствуется дыхание молодости как самого автора, так и его народа. Эта музыка, ее напевы напоминают дыхание, восторг поколения, верящего в свою счастливую судьбу; они выкристаллизировались в душе народа. Ни в одном произведении искусства Азербайджана того времени не получили такого яркого воплощения вера в будущее, надежда на XX столетие, как в "Аршин мал алане".
В конце XX века, когда многострадальный азербайджанский народ поднялся на борьбу за свою свободу, национальное достоинство, независимость, музыка Узеир бека - увертюра к опере "Кероглы" стала символом возрождающегося народа, его гимном.

Являясь выдающимся создателем азербайджанской музыки XX столетия, Узеир Гаджибеков одновременно был и известным ученым, которому выпала честь быть первым исследователем этой музыки, добившись обобщения и систематизации ее основ и принципов. Неоднократно выступая со статьями по различным вопросам музыкального искусства, он в то же время на протяжении многих лет был занят изысканиями в области теоретических основ азербайджанской музыки, результатом чего и явилось фундаментальное исследование "Основы азербайджанской народной музыки".

Узеир Гаджибеков вошел в историю национальной культуры и как талантливый драматург - он был автором либретто всех своих музыкальных сценических произведений, кроме оперы "Кероглы". Литературные сюжеты, блестящие характеры персонажей, четкая острота диалогов, превратившихся в пословицы в народе, неподдельный юмор "Аршин мал аласа" и особенно "Не та, так эта" поставили его в один ряд с такими классиками комедийного жанра, как Мирза Фатали и Мирза Джалил... Кстати, следует отметить, что независимо от того, мало или много печатался Узеир бек в журнале "Молла Насреддин", его как писателя, драматурга, публициста можно считать последователем литературной школы "Молла Насреддин", сформировавшегося именно в этой школе, - в его многочисленных политических фельетонах чувствуется дух Мирзы Джалила. На реплику своего оппонента "От фельетонов Узеира несет другим духом" композитор со всей резкостью, свойственной Мирзе Джалилу, ответил: "Эфендим, прошу после этого не нюхать мои работы". Не было ни одной значительной политической, общественной проблемы, которая не нашла бы своего отражения в пламенной публицистике Узеира.

Несколько лет тому назад трудно было сказать всю правду об Узеире беке. О самом примечательном периоде жизни, политической и общественной деятельности Узеира Гаджибекова, - периоде независимой Азербайджанской Демократической Республики 1918-1920 годов, следовало бы тогда сказать полунамеком, а в некоторых случаях обойти. Разве можно было огласить, обнародовать тогда такие факты, как членство в партии Мусават, одним из идеологов которой он был, редактирование совместно со своим братом Джейхун беком официального органа Азербайджанской Демократической Республики - газеты "Азербайджан" (после отъезда Джейхун бека в Париж на мирную конференцию он один редактировал газету), критика на страницах газеты империалистической, колониальной политики как Российской империи, так и Советской России? Разве можно было сказать что-нибудь о созданной тогда на словах Ахмеда Джавада песне "Бушевало Черное море", которая и сегодня на устах у турок в Турции? В порядке исключения его, бывшего члена партии Мусават, приняли в члены КПСС без предварительного прохождения кандидатского стажа, как было тогда принято во всем бывшем Союзе. Сталин высоко оценил оперу "Кероглы", ценил творчество Узеир бека - все это спасло великого композитора, имеющего за плечами непростое прошлое и жившего в эмиграции брата. Ведь еще в 20-х годах органы ЧК преследовали цель поголовного уничтожения азербайджанской интеллигенции, и рядившиеся в большевистские маски следователи-дашнаки собирали компромат на Узеира Гаджибекова для привлечения его к "уголовной ответственности" и расстрела. Только Нариман Нариманов смог предотвратить эту национальную трагедию. Непростые взаимоотношения позже сложились между Мир Джафаром Багировым и Узеир беком: одобрения на официальном уровне чаще всего заменялись угрозой и нравственным преследованием.

Сложную жизнь прожил Узеир бек. В начале века - материальная нужда, наскоки различных писак на каждое его произведение, оскорбительные выпады, даже карикатуры на страницах газет. В советский период - отрицающие наше музыкальное наследие нигилисты, большевистские комиссары и их опекуны, принципиальные диспуты с ними, потеря в годы репрессий близких друзей - Гусейна Джавида, Ахмеда Джавада, Аббаса Мирзы Шарифзаде, Панаха Касымова и многих других, и когда над Узеир беком висел Дамоклов меч, принуждение написать кантату, восхваляющую "великого отца, вождя Сталина". Внутреннее беспокойство, постоянные тревоги, которые он скрывал даже от самых близких людей. Над всем этим одержал победу дух Узеира. Бессмертные произведения, в которых отразились воля Узеира Гаджибекова, честь и достоинство нации, ее непреклонность и духовное богатство...

О величии Узеира Гаджибекова, эпохальности его творений наиболее точно высказался его единомышленник Мамед Эмин Расулзаде, когда весть о смерти Узеир бека дошла до него в эмиграции, за железным занавесом, вдали от родины: "Начав свою деятельность как любитель, Гаджибейли, позже, постоянно совершенствуясь, получив музыкальное образование, впоследствии добился признания своего авторитета как композитор в европейском понимании этого слова. Жаль, что большевистский режим взял под свой контроль этот редкий проницательный ум Азербайджана, эксплуатировал его в свою пользу в угоду политики, "присвоил" его. И, наконец, хотя он принужден был за железным занавесом сочинять искусственные марши, услышать лестные слова диктатора в Москве, несмотря на то, что над его гробом в торжественном молчании по очереди стояли комиссары, не имеющие ничего общего с нравственностью Азербайджана, никто не сможет отделить Гаджибейли Узеира от культуры Азербайджана, истории азербайджанских тюрок. Он навечно останется в числе сподвижников возрожденного Азербайджана!"

0

3

Вечная любовь не стареет.Музыкальной комедии "Аршин мал алан" - 90 лет

Есть произведения, юбилеи которых отмечаются наряду с днем рождения их авторов. И это не удивительно, ибо по своему воздействию на сознание людей, роли в общественной жизни они сопоставимы с крупномасштабными общественно-политическими процессами. Ярким примером тому служит одно из выдающихся творений Узеира Гаджибекова музыкальная комедия “Аршин мал алан”, которой 25 октября 2003 исполнилось 90 лет. За минувшие десятилетия этот гимн высоким человеческим чувствам нисколько не утратил первозданной свежести, и вот уже почти целый век это произведение служит достойным украшением отечественной сцены и кинематографа.

Фильм “Аршин мал алан” и снятая на его основе оперетта, имеют весьма насыщенную сценическую историю. “Аршин мал алан” - третье и последнее творение Узеирбека в комическом жанре после музыкальных комедий “Муж и жена” (1910) и “Не та, так эта” (1911). Над этим произведением, считавшимся для того времени весьма демократичным, Узеир Гаджибеков начал работать в 1913 году и окончил как раз накануне сдачи вступительных экзаменов в Санкт-Петербургскую консерваторию. “Аршин мал алан” воплощает тему борьбы за духовное раскрепощение женщины, за свободу личности и счастье человека. Как и в предыдущих своих музыкальных комедиях, Уз. Гаджибеков высмеивает здесь уродливые стороны дореволюционного быта, сословные предрассудки и другие пороки общества того времени. Как известно, либретто музыкальной комедии “Аршин мал алан” также принадлежит Узеирбеку, который еще полнее раскрыл в нем образы и типажи, отображенные в своей публицистике. Думаем, нет необходимости останавливаться на содержании этого произведения и характеристике его персонажей, ибо обо всем этом хорошо известно зрителю. Хотелось бы познакомить вас с некоторыми интересными фактами, касающимися этого бессмертного творения.
В премьере “Аршин мал алан”, состоявшейся 25 октября 1913 года в бакинском театре Гаджи Зейналабдина Тагиева (режиссер-постановщик Г. Араблинский), роль Аскера исполнил Гусейнгулу Сарабски, Гюльчохры - Ахмед Агдамский, Султан бея - Алекбер Гусейнзаде, Сулеймана - Мамедханифа Терегулов. Алекбер Гусейнзаде был бессменным исполнителем роли Султан бея - более 600 раз (!) он выходил на сцену в этой роли, а в 1945 году с блеском создал и экранный образ Султан бея, за что был удостоен Сталинской премии.
Название “Аршин мал алан” никогда не переводилось, лишь иногда в афишах под заглавием давались пояснительные надписи типа “Рецепт удачной женитьбы” или “Продавец товара”. Еще до октябрьской революции “Аршин мал алан” был переведен на несколько языков, а в советскую эпоху в буквальном смысле слова преодолел все границы, неоднократно ставился на сценах не только во всех республиках бывшего Союза, но и во многих других странах мира. Сегодня “Аршин мал алан” в репертуаре нашего Театра оперы и балета. Последняя постановка этого произведения за рубежом состоялась в 1999 году - в Тюркском театре в Германии в качестве постановщика “Аршина мал алана” был приглашен известный режиссер Агакиши Казымов.
Естественно, это произведение не могло остаться и вне интереса только зарождавшегося тогда кинематографического искусства. Широкой аудитории известны две киноленты “Аршин мал алан”, хотя первая экранизация была осуществлена еще в 1916 году акционерным обществом “Филма” братьев Пирон (режиссер Б.Светлов). В этом фильме был задействован фактически тот же актерский состав, что и в сценическом варианте: А.Гусейнзаде (Султан бей), Г.Сарабски (Аскер), А.Агдамский (Гюльчохра), Ю.Нариманов (тетя Джахан), М. Алиев (Сулейман бей) и др. Поскольку “озвучки” фильмов тогда еще не было, картина во время демонстрации сопровождалась ансамблем народных инструментов и исполнением ханэнде. Достаточно перелистать печатные издания того времени, чтобы убедиться в пристальном внимании к этому фильму со стороны видных деятелей киноиндустрии. Так, в 1917 году некто Г. Беляков, петербужец, замыслил новую экранизацию, при этом не счел нужным ни посоветоваться с автором, ни даже спросить его согласия. Фильм Г. Белякова, в котором были заняты актеры-любители, вышел на экраны 20 апреля 1917 г. и находился в прокате всего... два дня, после чего по настоянию Узеира Гаджибекова был снят с проката.
Начиная с 1913 года армяне проявляли весьма “активный” интерес к “Аршину мал алану” и не раз предпринимали попытки присвоить это произведение, порой даже добиваясь успеха. А в 1937 году американский режиссер армянского происхождения Р. Мамулян в третий раз экранизировал “Аршин мал алан”, при этом скрыв факт авторства Уз. Гаджибекова. Узнав об этом, Узеирбек адресовал свой протест лично Сталину. По указанию вождя и активной поддержке тогдашнего руководства республики (делу был придан характер государственного престижа - Советский Союз получил шанс “обогнать” Америку) в трудное для страны время начались съемки фильма “Аршин мал алан”. Сабит Рахман пишет сценарий, а режиссерами-постановщиками назначаются Рза Тахмасиб и Николай Лещенко. В качестве операторов выступили Алисаттар Атакишиев и Мухтар Дадашов, позже снявшие целый ряд великолепных картин. Должность музыкального редактора была поручена племяннику Узеирбека Ниязи. Ценой больших усилий Р. Тахмасиб привлек Рашида Бейбутова, тогда еще начинающего эстрадного певца, отобрал среди почти 50-ти девушек танцовщицу Лейлу Бедирбейли. На роль Аси была утверждена молодая актриса Театра юного зрителя Рахиля Меликова. Кстати, как ни странно, в оригинальном (1996) и русскоязычном (2003) изданиях “Энциклопедии Узеира Гаджибекова” отсутствуют статьи об исполнителях роли Аси в обоих экранных вариантах “Аршин мал алан”.
Первая экранизация произведения, известная в истории отечественного кинематографа как первый “Аршин мал алан”, демонстрировалась практически во всех странах, став своего рода визитной карточкой Азербайджана.
Вокруг этого фильма было немало примечательного. Естественно, различия между экранизацией и сценической постановкой - неизбежны. Так, некоторые недоброжелатели принялись нашептывать Узеирбеку, что Ниязи, мол, чересчур вольно обращается с произведением. В результате между дядей и племянником возник-таки холодок; дело дошло до того, что Уз. Гаджибеков отказался прийти на съемочную площадку. В конце концов Ниязи сумел рассеять обиду великого композитора, сказав: “Дядя, чем слушать посторонние разговоры, ты лучше бы музыку послушал”. По окончании работы над фильмом стало ясно, что оркестровка Ниязи сделала музыку еще прекраснее. Музыканты проявили подлинное джентльменство в отношении друг друга: Ниязи отказался от включения своего имени в титры картины, а затем и в список на соискание Сталинской премии, а Узеирбек оформил причитающийся ему за этот фильм гонорар на имя Ниязи.
Зрители не могли не дивиться недюжинной для той эпохи смелости Гюльчохры. Кстати, эта тема волновала и блестящую исполнительницу главной роли, народную артистку республики Лейлу Бедирбейли, которая в своих воспоминаниях пишет: “Я очень переживала. Однажды отправилась к Узеирбеку, он сидел за роялем и переписывал что-то. Удивленно, но дружески взглянув на меня, предложил сесть. Спросил: “Ну что там киносъемки, как продвигаются дела?” Я ответила, что буду сниматься в роли Гюльчохры. “Знаю. Что ж, это неплохо. Но смотри, это тебе не танцевать, здесь намного сложнее”, - он по своему обыкновению провел пальцами по усам. Я смутилась. “Знаете, мне очень трудно приходится. И режиссер очень требователен. Я не могу понять, как Гюльчохра, девушка того времени, могла сказать отцу, что не пойдет за человека, которого не видела и не любит?” Уз. Гаджибеков взглянул на меня с удивлением. “Вот в этом-то и заключена вся красота. Гюльчохру я изобразил как очень смелую, умную, простую и человечную, с трезвым для своей эпохи мышлением девушку. Будет хорошо, если такой она получится и на экране. Я очень люблю Гюльчохру; если и ты ее полюбишь, то все будет в порядке”. Когда я возвращалась от Узеирбека, словно гора упала с моих плеч, а впереди расстилалось бескрайнее и безоблачное небо”.
Выход на экраны “Аршин мал алан”, который пользуется неизменной популярностью среди не одного поколения кинозрителей, отнюдь не был встречен на “ура”. И действительно, не стоило ожидать однозначной реакции на кинопроизведение с положительным персонажем - “беком”, появившимся в послевоенном Советском Союзе. В обсуждении киноленты в Москве принимали участие министр кинематографии СССР и его заместители, члены художественного совета, известные режиссеры. Многие, включая таких видных кинематографистов, как Михаил Ромм и Николай Охлопков, резко критиковали фильм. Раздавались заявления типа: “Какую цель вы преследовали, снимая этот фильм?”, “Вы хотели сказать, что дореволюционная жизнь была так красива, как у вас на экране?”, “Смазав голову актера бриолином, не хотели ли вы противопоставить спекулянтов советским людям?”. А некий генерал, член художественного совета, гневно заявил , что “этот фильм отдает Сибирью”.
Однако Расул Рза, занимавший тогда пост министра кинематографии Азербайджана, и Рза Тахмасиб аргументированно защищали “Аршин мал алан”, а великий режиссер Сергей Эйзенштейн так охарактеризовал эту ленту: “Фильм хорош. Простота - не недостаток его, а преимущество. Народ одобрит и полюбит этот фильм”. Тогдашний секретарь ЦК КПСС по идеологии Жданов, известный как враг свободного искусства, смыкался с теми, кто критиковал фильм как “пропаганду буржуазного образа жизни”. Однако видя, что Сталин с большим интересом смотрел “Аршин мал алан” и даже смеялся, высказал свое одобрение картины, на 180 градусов изменив свое мнение: “Я говорил товарищам, что это прекрасный фильм, отличная кинокомедия”.
Вторая экранизация “Аршин мал алан”, снятая в 1965 году на киностудии “Азербайджанфильм” (режиссер-постановщик Тофик Тагизаде), не снискала такой популярности, как первая, однако была более совершенной с точки зрения технического оснащения. Во всяком случае, азербайджанский народ может гордиться тем, что имеет два фильма “Аршин мал алан”, которые, как свидетельствует жизнь, не устаревают. И сегодня ряды поклонников “Аршин мал алан” качественно обновляются и ширятся. А отдельные репризы персонажей давно уже вошли в поговорку, став неотъемлемой частью обиходной разговорной речи.
В чем же секрет этого произведения? Наверное, в той любви, с которой Узеирбек Гаджибеков создавал свое творение, любви к народной музыке и к своему народу. А может быть, секрет популярности “Аршин мал алан” в небольшом числе произведений со счастливым концом в мировой драматургии, особенно в жанре музыкального театра? Во всяком случае, достоверно известно - вечная любовь не стареет.

0

4

Гаджибеков всю свою жизнь посвятил развитию азербайджанской советской музыкальной культуры. ...Он впервые в республике заложил фундамент азербайджанского оперного искусства, основательно организовал музыкальное образование. Большая работа проделана им и в развитии симфонической музыки" - так писал о Гаджибекове Д. Шостакович.
Гаджибеков родился в семье сельского писаря. Вскоре после рождения Узеира семья переселилась в Шушу, в небольшой городок в Нагорном Карабахе. Детство будущего композитора прошло в окружении народных певцов и музыкантов, у которых он учился искусству мугама. Мальчик прекрасно пел народные песни, его голос был даже записан на фонограф.
В 1899 г. Гаджибеков поступил в Горийскую учительскую семинарию. Здесь он приобщился к мировой, в первую очередь к русской, культуре, познакомился с классической музыкой. В семинарии занятиям музыкой отводилось значительное место. Все учащиеся в обязательном порядке обучались игре на скрипке, получали навыки хорового пения и ансамблевой игры. Поощрялись самостоятельные записи народных песен. В нотной тетради Гаджибекова год от года росло их число. Впоследствии при работе над своей первой оперой он использовал одну из этих фольклорных записей. Окончив в 1904 г. семинарию, Гаджибеков получает назначение в село Гадрут и в течение года работает учителем. Через год он переезжает в Баку, где продолжает педагогическую деятельность, одновременно увлекается журналистикой. Его острозлободневные фельетоны и статьи появляются во многих журналах и газетах. Немногие часы досуга посвящаются музыкальному самообразованию. Успехи были столь значительными, что у Гаджибекова возник дерзкий замысел - создать оперное произведение, которое бы зиждилось на мугамном искусстве. 25 января 1908 г. - день рождения первой национальной оперы. Сюжетом для нее послужила поэма Физули "Лейли и Меджнун". Молодой композитор широко использовал в опере части мугамов. С помощью друзей, таких же страстных энтузиастов родного искусства, Гаджибеков поставил оперу в Баку. Впоследствии композитор вспоминал: "В то время я, автор оперы, знал лишь основы сольфеджио, но не имел никакого представления о гармонии, контрапункте, музыкальных формах... Тем не менее успех "Лейли и Меджнун" был большой. Он объясняется, по моему мнению, тем, что азербайджанский народ уже ожидал появления на сцене своей, азербайджанской оперы, а в "Лейли и Меджнун" сочетались подлинно народная музыка и популярный классический сюжет".
Успех "Лейли и Меджнун" побуждает Узеира Гаджибекова энергично продолжать начатое дело. За последующие 5 лет он создает 3 музыкальные комедии: "Муж и жена" (1909), "Не та, так эта" (1910), "Аршин мал алан" (1913) и 4 мугамные оперы: "Шейх Сенан" (1909), "Рустам и Зохраб" (1910), "Шах Аббас и Хуршидбану" (1912), "Асли и Керем" (1912). Уже будучи автором нескольких популярных в народе произведений, Гаджибеков стремится пополнить свой профессиональный багаж: в 1910-12 гг. он занимается на частных курсах при Московском филармоническом обществе, а в 1914 г. - в Петербургской консерватории. 25 октября 1913 года состоялась премьера музыкальной комедии "Аршин мал алан". Гаджибеков выступил здесь и как драматург и как композитор. Он создал выразительное сценическое произведение, сверкающее остроумием и полное жизнерадостности. В то же время его творение не лишено социальной остроты, оно полно протеста против реакционных обычаев страны, унижающих достоинство человека. В "Аршин мал алане" композитор предстает как зрелый мастер: тематизм основан на ладовых и ритмических особенностях азербайджанской народной музыки, но ни одна мелодия не заимствуется буквально. "Аршин мал алан" - подлинный шедевр. Оперетта с успехом обошла весь мир. Она ставилась в Москве, Париже, Нью-Йорке, Лондоне, Каире и в др.
Свое последнее сценическое произведение - оперу "Кёроглы" - Узеир Гаджибеков завершил в 1937 г. Тогда же опера была поставлена в Баку, с участием знаменитого Бюль-Бюля в заглавной партии. После триумфальной премьеры композитор писал: "Я поставил перед собой задачу создать национальную по форме оперу, используя достижения современной музыкальной культуры... Кёроглы - ашуг, и он воспет ашугами, поэтому превалирующим стилем в опере является стиль ашугов... В "Кёроглы* есть все элементы, свойственные оперному произведению, - арии, дуэты, ансамбли, речитативы, но все это построено на основе тех ладов, на которых строится музыкальный фольклор Азербайджана". Велик вклад Узеира Гаджибекова в развитие национального музыкального театра. Но он в то же время создал немало произведений в других жанрах, в частности, выступил зачинателем нового жанра - романса-газели; таковы "Сэнсиз (Без тебя") и "Севгили джанан (Возлюбленная"). Большой популярностью в годы Великой Отечественной войны пользовались его песни "Призыв, Сестра милосердия".
Узеир Гаджибеков - не только композитор, но и крупнейший музыкально-общественный деятель Азербайджана. В 1931 г. им был создан первый оркестр народных инструментов, а спустя 5 лет - первый азербайджанский хоровой коллектив. Весом вклад Гаджибекова в создание национальных музыкальных кадров. В 1922 г. им организована первая азербайджанская музыкальная школа. В последующем он возглавлял музыкальный техникум, а затем встал во главе Бакинской консерватории. Результаты своих исследований национального музыкального фольклора Гаджибеков обобщил в крупном теоретическом исследовании "Основы азербайджанской народной музыки" (1945). Имя У. Гаджибекова окружено в Азербайджане всенародной любовью и почетом. В 1959 году на родине композитора, в Шуше был открыт его Дом-музей, а в 1975 г. открытие Дома-музея Гаджибекова состоялось и в Баку

0


Вы здесь » <>БАЗА ЗНАНИЙ<>INFORMATION PORTAL <> » Азербайджанская музыка » Гаджибеков, Узеир Абдул-Гусейн оглы